Пять нацистских преступников, которым не удалось скрыться от возмездия


Хорошо известно, что после разгрома нацистской Германии её главные лидеры либо покончили с собой, либо были осуждены в ходе Нюрнбергского процесса и казнены, либо отправлены на долгие годы в тюрьму. Но многим из тех, кто принимал участие в совершённых преступлениях, удалось скрыться в далёких странах и ещё долго избегать наказания. Некоторые так и не были пойманы.

Мы вспоминаем громкие истории тех нацистов, которых всё-таки настигла карающая длань правосудия — пусть даже спустя десятилетия и на другом конце Земли.

Еврейское возмездие

Самый известный нацистский преступник, пойманный после окончания Нюрнбергского трибунала, Адольф Эйхман считается одним из главных организаторов холокоста.​

Будучи уроженцем Германии, Эйхман, как и Адольф Гитлер, вырос в Австрии и даже какое-то время посещал ту же школу в городе Линц, что и фюрер. Через два года после вступления в Национал-социалистическую немецкую рабочую партию (НСДАП) его назначили на работу в только что образованный “еврейский” отдел.

Сразу после начала Второй мировой войны политика Третьего Рейха в отношении евреев изменилась: от “добровольной” эмиграции (к которой презираемый Гитлером народ принуждали всеми способами) было решено перейти к насильственной депортации. Именно Эйхман разрабатывал различные её варианты, включая создание резервации для евреев на Мадагаскаре (!). В 1941 году появилась новая директива: “унтерменшей” надлежало истребить физически. Этим Эйхман и занимался до конца войны, занимаясь организацией процесса.

После поражения Германии его арестовали американцы, но опознать не успели: сначала он предъявил фальшивые документы, а затем и вовсе сумел бежать. После чего под новым именем арендовал участок земли в саксонской деревеньке, где и проживал до 1950 года. В 1948-м при помощи францисканского монаха Эдварда Дёмётера, входившего в круг сочувствующего нацистам католического духовенства, Эйхман получил документы на имя Рикардо Клемента и начал готовить почву для переезда в Аргентину. Через два года ему удалось оформить гуманитарный паспорт Красного Креста. С ним он добрался до итальянской Генуи, скрываясь по дороге в монастырях, и сел на корабль до Буэнос-Айреса.

В Латинской Америке Эйхман не шиковал, но это не помешало ему перевезти туда из Европы свою жену и троих детей. А вскоре бывшему нацисту помогла теперь уже демократическая родина: он получил работу в местном филиале “Мерседес-Бенц”, где дослужился до главы департамента. За счёт новых средств семья смогла построить дом. И всё бы хорошо, но некоторые люди за океаном очень хотели найти Эйхмана. И дождались своего шанса.

В этом им помог бдительный житель Аргентины Лотар Герман, полунемец-полуеврей, эмигрировавший из Германии в 1938 году. Его дочь как-то начала встречаться с молодым человеком по имени Клаус Эйхман, и отец заподозрил неладное, о чём и сообщил немецкому прокурору. А от того информация попала в израильскую спецслужбу “Моссад”.

Зная, что аргентинское правительство не спешит выдавать бывших нацистов, израильтяне решили вывезти Эйхмана самостоятельно. Эту операцию они успешно провели 11 мая 1960 года, схватив свою цель прямо на улице Буэнос-Айреса и вколов ей транквилизатор, а затем погрузив на самолёт как члена официальной израильской делегации, которому стало “плохо”. В Земле Обетованной его почти год допрашивали, подготавливая судебный процесс, который решено было сделать максимально открытым.

И на следствии, и на суде Эйхман придерживался одной линии: он не считал себя виновным, потому что всего лишь следовал приказам “ответственных лидеров”, к числу которых не принадлежал. Правда, на одном из заседаний израильский обвинитель процитировал нацисту его же слова, которые тот произнёс в 1945 году: “Я отправлюсь в могилу со смехом, ведь чувство того, что на моей совести пять миллионов жизней, доставляет мне огромное удовлетворение”. Сначала Эйхман объяснил, что имел в виду “врагов Рейха”, таких как Советский Союз, но впоследствии признал, что речь шла о евреях.

Эйхмана приговорили к смертной казни через повешение. Он был казнён в ночь на 1 июня 1962 года в возрасте 56 лет. Его последними словами стали: “Да здравствует Германия! Да здравствует Аргентина! Да здравствует Австрия! С этими тремя странами я был связан больше всего, и я никогда не забуду их. Я приветствую свою жену, семью и друзей. Я готов. Скоро мы с вами встретимся, потому что такова участь всех людей. Я умираю с верой в Бога”.

Мясник из Лиона

Судьба этого преступника поражает своими причудливыми поворотами и так и просится на страницы приключенческого романа. Родился человек с забавным именем Клаус Барби в 1913 году в Германии, в семье с французскими корнями (фамилия предков была Барбье). Его отца призвали в кайзеровскую армию, где он воевал в Первой Мировой против французов, ненависть к которым, по всей видимости, передал своему сыну. Вернувшись домой после ранения в шею под Верденом и пребывания в плену, Клаус Барби-старший крепко запил и частенько занимался рукоприкладством. Вкус к насилию его сын тоже усвоил хорошо.

Партийная карьера Барби была стремительной, и уже в 29 лет он возглавил отделение гестапо в оккупированном французском Лионе. Там, на родине предков, молодой эсесовец и проявил себя во всю ширь. В своей штаб-квартире он лично занимался жестокими пытками всех подозреваемых в причастности к Сопротивлению, невзирая на их пол и возраст. Так, дочь одного из лидеров местных партизан утверждает, что Барби приказал содрать с него кожу живьём, а потом окунуть голову в ведро с аммиаком, отчего тот и скончался.

Историки утверждают, что всего во Франции Барби был причастен к гибели 14 тысяч человек, за что получил прозвище “Мясник из Лиона”. При этом командование очень ценило эффективного сотрудника, и в 1943 году Гитлер лично наградил его Железным крестом первого класса.

Окончание войны внезапно открыло для Барби новые карьерные перспективы. В 1947 году, после пребывания в заключении, он был завербован американским Корпусом контрразведки, чтобы помогать США в борьбе с коммунизмом (а попутно и со всеми остальными врагами). С течением лет агентурная работа в Европе для него становилась всё сложнее, потому что французы, заочно приговорившие его к смерти, стали требовать у американцев выдачи “Мясника”. Те, однако, отказались, а в 1951 году и вовсе помогли ему эмигрировать в Боливию, используя для прикрытия католических священнослужителей (уже упомянутых в разделе про Эйхмана).

Барби с друзьями в Боливии

В Южной Америке Барби продолжал работать на американцев, а в 1965 году был завербован ещё и западногерманской разведкой. Многие из его заокеанских дел известны плохо, но считается, что он помогал ЦРУ захватить легендарного Эрнесто Че Гевару, а также способствовал росту криминальной империи не менее легендарного наркобарона Пабло Эскобара.

В Боливии Барби, известный под именем Клаус Альтманн, стал своим человеком, дослужился до подполковника местной армии и был дружен с двумя диктаторами, Уго Бансером и Луисом Гарсией Месой. Второму он, собственно, и помог прийти к власти. При этом в Европе местонахождение лионского палача было раскрыто ещё в начале 1970-х, но Боливия игнорировала все французские запросы об экстрадиции. И только в 1983 году новое демократическое правительство арестовало Барби и отправило на суд за океан.

В 1987 году ненавистника французов, которому исполнилось уже 73, приговорили к пожизненному заключению. В суде он заявил: “Когда я предстану перед троном Господа, меня оправдают”.

Через четыре года Барби скончался в тюрьме того самого Лиона, где совершил свои главные злодеяния. У него одновременно диагностировали лейкемию, рак спинного мозга и рак предстательной железы.

Палачи из Собибора

Преследованию за уничтожение людей в нацистских концлагерях подвергались не только высшие руководители, но и непосредственные исполнители на местах. Одной из самых сложных историй такого рода стала судьба администрации лагеря Собибор, функционировавшего на территории Польши с мая 1942 по октябрь 1943 года. За это время в его стенах в рамках так называемой “Операции Рейнхард” по уничтожению польских евреев погибло не менее 250 тысяч представителей этого народа.

Франц Штангль

Первым комендантом Собибора стал Франц Штангль, уроженец Австрии, начинавший карьеру в полиции. В 32 он года сменил полицейское бюро на работу в новом проекте Рейха, “Программу умерщвления Т-4”. Это начинание было нацелено на очистку общества от физически и умственно неполноценных людей путём их “принудительной эвтаназии”.

Плакат с пропагандой избавления от больных членов общества. Вверху показано, что в 1925 году на 50 работающих приходится четыре инвалида-тунеядца. Прогнозируется, что в 1955-м их будет уже семеро, а в 2000-м — 12.
Ещё один подобный плакат. Надпись гласит: “60 000 марок. Столько тратит общество на пожизненное содержание этого человека с наследственным дефектом. Это и твои деньги, гражданин”.

Именно с данной программы начал работу механизм, вскоре использованный как инструмент холокоста.

Получив назначение в Собибор, за три месяца своего руководства Штангль пропустил через конвейер смерти порядка ста тысяч евреев. После чего получил новое назначение — руководить аналогичным лагерем смерти в Треблинке, открытым чуть позднее и страдавшим от “плохой организации”. Там новый комендант тоже наладил процесс образцово. За цвет униформы он получил от заключённых прозвище “Белая смерть”, хотя сам дистанцировался от жестокостей персонала и выполнял свою работу бесстрастно. Позднее Штангльт заявлял, что не испытывал никакой ненависти к евреям и был равнодушен к идеологии, а просто реализовывал свои профессиональные амбиции. Жертв он воспринимал не как людей, а как подлежащий ликвидации “груз”.

Густав Вагнер

Его помощником в Собиборе был ещё один австриец Густав Вагнер, за свою жестокость прозванный “Зверем” и “Волком”, а также немец Карл Френцель, заменявший Вагнера в случае его отсутствия. По свидетельству другого бывшего работника лагеря Эриха Бауэра, эта троица волновалась за “показатели” вверенного им учреждения, с грустью констатируя, что по количеству уничтоженных евреев Собибор проигрывает Белжецу и Треблинке.

Вагнер (в центре)

Послевоенная судьба трёх товарищей сложилась похожим образом. Штангль и Вагнер, как и многие другие нацисты, тоже смогли сбежать в Южную Америку — правда, не в Аргентину или Боливию, а в Бразилию. Но вот в “стране диких обезьян” их пути разошлись.

Штангль, устроившийся на завод “Фольксваген”, даже не удосужился сменить имя и в конце концов был арестован и экстрадирован в Германию. Это произошло, когда “Белой смерти” исполнилось 59 лет. Суд приговорил его к пожизненному заключению, и в июне 1971 года он умер в тюрьме от сердечного приступа.

Штангль даёт интервью в тюрьме

А вот Вагнер, сменивший имя на “Гюнтер Мендель”, экстрадиции счастливо избежал: бразильские власти последовательно отказали в его выдаче Израилю, Австрии, Польше и Германии. Уже в 1979 году он свободно давал интервью “Би-Би-Си”, в котором сказал: “Никаких чувств я не испытывал… Это было просто очередной работой. По вечерам мы никогда о ней не говорили, а просто выпивали и играли в карты”.

Карл Френцель (слева) и Эрих Бауэр

Правда, ещё через год жизнь Менделя-Вагнера всё-таки оборвалась. Его нашли в Сан-Паулу с ножом в груди в возрасте 69 лет. По словам его адвоката, он совершил самоубийство.

Журнал с интервью и фотографией Вагнера

Что касается Карла Френцеля, то он из Германии никуда не сбегал, а работал техником-осветителем во Франкфурте до 1962 года, пока во время обеденного перерыва его случайно не опознали на улице. На суде он сказал, что сожалеет о происходившем в концлагерях, но во время войны считал, что это законно и даже необходимо.

Карл Френцель

Карл Френцель Суд приговорил Френцеля к пожизненному заключению, однако через 16 лет по состоянию здоровья его отпустили на свободу. Умер он в 1996 году в возрасте 85 лет. В одном из интервью он сказал: “Когда мои дети и друзья спрашивают меня, действительно ли всё это происходило, я говорю им, что да, действительно. Тогда они говорят, что это невозможно, на что я ещё раз отвечаю им, что всё это правда”.

Источник

Вход

Нет аккаунта?
Регистрация

восстановить пароль

Назад
Вход

Регистрация

или

Назад
Вход
Выберите формат поста
Подборка/Топ Лист
МЕМ
Картинка