«Это не дедушка Ельцин и не Путин виноваты»


О повсеместной эпидемии СПИДа в России и ее причинах, о «жуликах и ворах» в отечественной медицине и о том, почему российское государство стало главным ВИЧ-диссидентом, рассказал в интервью Anews глава фонда СПИД.ЦЕНТР Антон Красовский.

Антон Красовский – журналист, телеведущий, основатель и директор СПИД.ЦЕНТРА.

«Отсутствие репутации – это тоже вирусная болезнь, и она уничтожает организм»

– Роспотребнадзор на днях назвал города — лидеры по распространению ВИЧ и СПИДа: Кемерово, Новосибирск, Иркутск и Екатеринбург…

– Ну неважно. Про Роспотребнадзор я могу только сказать, что мы преподавали в тех университетах, в которые они не поступили.

– Почему вы не доверяете Роспотребнадзору?

– Я вообще не доверяю никаким государственным институтам, потому что в России нет ни одного по-человечески работающего государственного института. Почему это произошло? Это вопрос исторический и философский.

С моей точки зрения, в течение последних 35-40 лет вымерли последние русские люди, которые дорожили мнением о себе. То есть своей репутацией. Как только они умерли, перестали существовать по-человечески работающие государственные институты. То есть это не дедушка Ельцин и не Путин виноваты. Это виноват страшный русский XX век, уничтоживший в общем эту страну.

Вот почему любые институты здесь функционировать не могут. Это касается всех абсолютно учреждений: суда, школ, полиции, жэков. Это касается и учреждений здравоохранения. Любое такое учреждение в нашей стране – оно в первую очередь движется не понятиями репутации, профессиональной чести, достоинства и мыслями о пользе для людей, а своими корпоративными и личными выгодами.

– Как изменить ситуацию?

– Никак. Это увы неизменно. И когда мы с вами умрем, все будет только хуже, потому что отсутствие репутации – это тоже вирусная болезнь, и она уничтожает организм.

Можно посмотреть на государственную больницу. Вы же понимаете, что люди, которые управляют всем этим, как бы они ни пытались казаться миленькими, ни играли бы на гитарке, – они все равно такие же жулики и воры из госкорпораций, получающие миллион рублей в месяц

Эти люди занимаются тем, что развешивают иконы в заплесневелых палатах, строят церкви вместо того, чтобы строить хирургические корпуса. Они паркуют на своей территории машины с номерами следственного комитета. И это повсеместная история.

А вы знаете почему они строят эти церкви и вместо полезной информации развешивают на стенах иконы? Потому что они сами себе не верят. Они бы к себе сами на операцию не легли никогда. Поэтому я тоже им не верю. И Роспотребнадзору, и Минздраву, и правительству России. У меня есть все научные основания им не доверять. Это люди, распространяющие лживые факты. Это люди, которые врут другим людям.

Участники акции против государственной политики в области борьбы со СПИДом возле Дома Правительства РФ. Фото: Reuters, 2010 год

«Страной управляют люди, которым интересно только количество бабла на офшорных счетах»

– Россия является единственной страной, которая не поставляет данные в ЮНЭЙДС (объединенная программа ООН по ВИЧ/СПИДу – прим. ред.). В июле в Париже открылась большая конференция по ВИЧ, и перед открытием этой конференции ЮНЭЙДС делал доклад о новых статистических данных о продвижении мира к системе 90-90-90 (Стратегия по борьбе с ВИЧ до 2020 года, разработанная ЮНЭЙДС – прим. ред.). Россия была единственной страной в нашем регионе, которая не предоставила данные.

– Почему Россия этого не сделала?

– Во-первых, Россия отказывается признавать эпидемию. Во-вторых, Россия как страна без репутации считает себя вправе просто игнорировать международные требования.

Я раньше долгое время, работая и сталкиваясь с ними в разных областях, думал, что у них есть какая-то логика. Сейчас я понимаю, что нет никакой логики. Просто страной управляют люди, которым интересны не человеческие судьбы, а только количество бабла на офшорных счетах. Абсолютно во всех областях.

– Официальные цифры занижены?

– Вопрос не в том, занижены они или завышены. Там же сейчас говорится о нескольких городах. Роспотребнадзор просто плавно готовит систему к тому, что системе придется признать эпидемию.

Вернее так: эпидемия началась с самого начала, когда в СССР появился первый вирусоноситель. А сейчас эпидемия уже повсеместная и в генерализованной форме. То есть в России ни одного большого крупного региона, где бы эпидемия не перешла в генерализованную форму, где бы меньше 1% не жило с ВИЧ.

ВИЧ в России не болезнь какой-то одной группы. Когда генерализованная эпидемия — значит ВИЧ, в основном, везде. Здесь не надо писать, что там Иркутск, Петрозаводск, Тольятти… В Москве та же самая ситуация. Она не такая очевидная как в Екатеринбурге, потому что Москва крупнее.

Республиканский центр по профилактике и борьбе со СПИДом в Грозном. Фото: РИА Новости / Саид Царнаев

«В Москве медициной управляют… очень плохие профессионалы и, в основном, подлые люди»

– В Москве просто гораздо больше людей в активной фазе. Сюда едет вся молодежь, здесь живут люди без регистрации, здесь огромное количество мигрантов, нелегальных, в том числе. В Москве очень большая категория ЛГБТ, среди которой огромная эпидемия. Поэтому в Москве, по нашим оценкам, тоже около 1%. В Москве вообще все очень плохо с лечением и с отношением.

Просто потому, что в Москве медициной управляют «социальные диссиденты». Эти люди отрицают все человеческое, вообще все хорошее. Они пытаются управлять помощью другим людям, как системой супермаркетов.

Это свойственно определенной группе мужчин и женщин, чья социальная активность и основные надежды пришлись на 80-е годы. Из них очень многие, например, уехали в Израиль или США. Уехали-то лучшие, а худшие остались здесь.

Когда в России наступил капитализм, они, будучи очень плохими профессионалами, а также ссыкливыми и, в основном, подлыми людьми, решили, что они стоят очень много денег. Спросите любого врача клинического института, которому 65 лет, почему он получает 100 тысяч долларов в месяц, а его сын в 30 лет стал член-корром и возглавляет самое хлебное отделение папиного института? Он вам ответит: «А что, я должен получать 20 тыщ? Вон в центре Джонcа Хопкинса получают столько, почему я должен меньше». Хотя при этом эти люди не могут даже капельницу поставить.

И вот этими людьми сейчас управляется московская социалка. От самых высоких руководителей до главных врачей – это вот такой типаж людей. Это люди, которые отрицают не только эпидемию, но отрицают и признанные человеческие подходы к профилактике и борьбе с ВИЧ-инфекцией.

Это парадокс Москвы. И мне даже как-то неловко это говорить, но я не понимаю почему это все терпят нынешние власти города например. К Собянину, Раковой и другим ненавидимым интеллигенцией людьми я вполне себе неплохо отношусь. И совершенно ничем не могу объяснить, для чего им еще такой чудовищный удар по и без того битому реноме.

В остальной России другая ситуация, потому что там работают люди, которые не считают, что они стоят миллион долларов. Все эти люди отличаются друг от друга только самомнением. И те, и другие бессмысленны. И тем, и другим нельзя в нормальной, человеческой клинике даже мыть полы. Но люди из провинции это хотя бы понимают. Они просто пьют и наблюдают за тем, что происходит.

Пациент в палате для героиновых наркоманов и пациентов, зараженных ВИЧ, в больнице в Твери. Фото: Reuters, 2011 год

«Минздрав просто отказался, потому что “это г**но нам не нужно”»

– Откуда вы берете свои данные?

– Данные очень простые. Их в итоге берет ЮНЭЙДС и издает, а статистика Минздрава просто никому не нужна. ЮНЭЙДС хотел подарить свой алгоритм Минздраву. Минздрав просто отказался, потому что «это г**но нам не нужно».

Такие алгоритмы высчитывают приблизительное количество людей, живущих с той или иной вирусной болезнью. Речь не только о ВИЧ, с тем же гриппом та же самая история. Никто же не считает людей, которые пришли в поликлинику за бессмысленным русским «Арбидолом», на котором наживается очередной жулик.

Берется некоторое количество уже выявленных больных, количество людей, которые при этом охвате тестирования… Охват тестирования – это 28 миллионов тестов в год. В России тестируют всех, кто ложится на полостную операцию: бабок старых, пенсионеров, младенцев. Из-за этого в реальности процент тестирования очень низкий. Исходя из этого низкого процента, мы можем сделать математический вывод, вычислить, сколько людей внутри этой эпидемии.

Плюс это накладывается на число наркопотребителей, которых вообще никто тут правда не пытался считать. А именно среди них сосредоточена основная эпидемия. 60% случаев по-прежнему среди инъекционных наркопотребителей или людей, имеющих с ними непосредственный половой контакт.

Исходя из этой формулы, в России живет примерно два миллиона людей с ВИЧ.

Экспресс-анализ крови в мобильном пункте Свердловского областного центра профилактики и лечения ВИЧ-инфекции. ФОТО: РИА Новости / Павел Лисицын

«В России болезнь уже “выкинулась” в общую популяцию, поэтому больных миллионы»

– Особенность эпидемий стран бывшего СССР и бедных стран Варшавского договора в том, что эпидемии сосредоточены вокруг инъекционных наркопотребителей. Их никто никогда не считал, за ними никто никогда не смотрел. И потому что их не лечат, а их калечат. К ним относятся как к преступникам: их сажают по 228-ой статье, приковывают к батареям…

Но самое главное другое. На протяжении всей борьбы России с ВИЧ здесь запрещали заместительную метадоновую терапию. И когда в России можно было еще попытаться побороть эту эпидемию наркопотребления: вкладывать деньги в депрессивные регионы, лечить и социализировать наркопотребителей… на них забивали болт, и их становилось все больше и больше.

Ну и рассказывать подросткам про опасности, контрацепцию в нашей стране тоже по большому счету запрещено.

Сейчас все то же самое, только ситуация перевалила за черту, когда можно было что-то сделать. Еще недавно в Америке людей с ВИЧ было больше. У их все хорошо с выявлением и лечением ВИЧ в большинстве случаев. И основная группа — это МСМ (мужчины, имеющие секс с мужчинами), и болезнь ни разу не выплеснулась за пределы.

В России болезнь уже «выкинулась» в общую популяцию, поэтому больных миллионы. И на самом деле, государство тут только вредит.

Наркоман принимает героин на лестнице дома в Москве. Фото: Reuters, 2010 год

«По сути, Россия является главным ВИЧ-диссидентом»

– Почему государству неинтересно бороться с эпидемией?

– Государство является принципиальным противником науки как таковой. Проблема не в том, что государство отрицает ВИЧ, государство отрицает научную экспертизу. Все, что в России сейчас называется наукой, наукой не является. Все научные институты занимаются хозяйственно-политической деятельностью и никакого отношения к науке не имеют. Скажем честно, в России никогда особо науки не было, было несколько коротких периодов, когда были правильные векторы в развитии.

– Способствует ли государство появлению ВИЧ-диссидентов – людей, которые считают, что ВИЧ не существует?

– Появлению ВИЧ-диссидентов государство, может, и способствует, но эти люди не являются реально серьезной проблемой. ВИЧ-диссиденты – это прекрасная история, страшилка для того, чтобы поговорить об этом в Фэйсбуке со своими друзьями.

Но надо понимать, что люди в основной своей массе не очень умные. Более того, они не обязаны быть умными. Русский человек не более глупый, чем американский человек. Отрицание любого очевидного, подготовка базы для псевдонаучного отрицания — это общечеловеческое явление. Но тут должны включаться эксперты.

Родители трехлетней девочки из Тюмени, скончавшейся из-за отказа матери лечить ее ВИЧ. Фото: VK.com

В России же эту нишу занимают полоумные деды и бабки, разносящие на самом высоком уровне сплетни про мировой заговор фармацевтов, про презервативовое лобби, про традиционные ценности. Я читал экспертизы про то, что ВИЧ придуман в ЦРУ. Эти экспертизы ложились на стол президенту.

А наше государство этому никак не мешает. По сути, Россия является главным ВИЧ-диссидентом. Государство отрицает эпидемию в то время, когда оно должно было ее признать и с ней бороться.

Проблема России в том, что с определенного момента она считает, что признавать любые эпидемии стыдно. Именно стыдно. Они не считают, что будет страшно или будет паника – им плевать на это. Мы просто не можем признать, что мы хуже Африки, хотя мы объективно хуже. Вот из-за этого все и происходит.

Участник акции в поддержку борьбы со СПИДом Фото: Reuters

– Вы упомянули, что дальше будет хуже…

– Дальше будет хуже, пока государство управляется людьми, которые отрицают науку и во всем видят заговор, а не здравый смысл. Мы живем в такой системе, в такой стране, которая живет по принципу: весь мир подождет, пока русский царь наловит окуньков. Изменить эту систему нельзя физически. Я когда-то думал, что смогу. Сейчас я просто наблюдаю и пытаюсь спасти хоть немного людей.

Источник

Вход

Нет аккаунта?
Регистрация

восстановить пароль

Назад
Вход

Регистрация

или

Назад
Вход
Выберите формат поста
Подборка/Топ Лист
МЕМ
Картинка