Наследственная лихорадка Джигурды: водитель покойной бизнес-леди Браташ раскрыл тайну шоумена

Дмитрий Куронов: “Всю собранную информацию — выписки из банка, съемки видеокамер — Люся скопировала на флешку и отдала мне”

Скандал вокруг миллионов и недвижимости бизнес-леди Людмилы Браташ продолжается. Никита Джигурда намерен в суде подтвердить свои права на ее наследство. В смерти Браташ шоумен обвиняет ее водителя. Мы поговорили с водителем покойной Дмитрием Куроновым и его женой, чтобы узнать их версию загадочных событий.

Никита Джигурда. фото: twitter.com

Смерть 56-летней бизнес-леди Людмилы Браташ могла легко затеряться в сводках новостей. Женщина скончалась 14 февраля 2016 года. Судмедэксперты вынесли заключение — черепно-мозговая травма. И пояснили: падение с высоты собственного роста. Ничего сверхъестественного. Последние годы Браташ крепко выпивала. За отсутствием криминала дело возбуждать не стали.

Банальная история вряд ли имела бы продолжение, если бы в истории не появился Никита Джигурда. После смерти некогда успешной дамы актер разразился исповедью. Заявил, что Браташ являлась крестной его сына и ближайшей подругой его семьи, а все свое многомиллионное состояние завещала именно ему. Дальше — больше.

Джигурда считает, что Людмилу Браташ погубил вовсе не алкоголь, женщину мог убить ее личный водитель Дмитрий. Также актер винит в гибели подруги и ее родную сестру. Шоумен выдвигал разные версии: «водитель собирался жениться на ней», «хотел завладеть состоянием Браташ», «пропало все самое ценное из ее сейфа», «украдено завещание». Его словам вряд ли придали бы должное внимание, если бы Джигурда не явился в суд с завещанием, якобы составленным покойной. В нем говорится, что все наследство Браташ переходит Никите Джигурде. Теперь актер намерен через суд добиваться движимого и недвижимого имущества Людмилы Браташ.

Людмила Браташ

Мы встретились с тем самым водителем покойной Дмитрием и его супругой Лианой. Эти люди изложили свою версию трагических событий.

Чтобы понять, кто такая Людмила Браташ, надо отмотать временную пленку назад. Лет эдак на 20. Лихие 90-е. Именно тогда Людмила Браташ сделала головокружительную карьеру. Поднялась женщина, когда организовала частную компанию элитных авиаперевозок. Все, что нажито непосильным трудом, — как раз из прошлого. Клиентами Браташ являлись Борис Березовский, Роман Абрамович, известные банкиры, бизнесмены, нефтяники, именитые артисты, президенты разных стран. За много лет работы Людмила сколотила приличный капитал.

2000-е внесли свои коррективы. Олигархи стали покупать собственные яхты, самолеты. И в услугах Браташ перестали нуждаться.

Некогда успешная бизнесвумен оказалась не у дел. Людмилу выбросило за борт роскошной жизни. Но Браташ умела считать деньги. Поэтому не спустила все накопленное на ветер. Женщина вложилась в недвижимость — приобрела три шикарные квартиры в Москве и одну в Париже, купила драгоценности, часть средств положила под проценты в банки. Обеспечила себе финансовую подушку безопасности на черный день. Казалось, все просчитала. Не могла просчитать одного, что черный день наступить для нее гораздо раньше, чем она могла предположить.

«Многие из окружения Марины Анисиной не понимали ее выбора. Возможно, Никита имел какое-то влияние на нее». фото: Лилия Шарловская

«Люся жалела Анисину, поэтому и помогала ее семье»

Мы встретились с Дмитрием Куроновым и его супругой Лианой в их квартире. Обыкновенная пятиэтажка, далеко не в самом центральном районе Москвы. Обстановка — спартанская. Из угощений — растворимый кофе, зефир, пряники, сигареты.

— Вот посмотрите, как живут люди, которые, как заявляет Джигурда, украли миллионы покойной, — смеется Дмитрий. — Я ведь теперь безработный. Кто же думал, что Люся так быстро уйдет из жизни, а я в свою очередь так скоро лишусь работы. Скопить толком ничего не успел. На работу за последние 8 месяцев так и не устроился.

— Дело ведь закрыли?

— После шумихи, которую поднял Джигурда, возобновились проверки. Вы думаете, дело быстро закрыли? Как бы не так. Следствие длилось долго. Поначалу ведь думали, то Людмилу действительно могли убить воры ради наживы. Но эти предположения отмели. Браташ жила в элитном районе, двор охранялся, там пропускная система. Чужие не проникали внутрь.

— Насколько я понимаю, вы первый, кто обнаружил Браташ мертвой в квартире? Именно вы вызвали полицию?

— Да, 15 февраля я приехал к Людмиле. Был мой первый рабочий день на неделе. Обычно к моему приходу она открывала дверь. В этот раз дверь оказалась запертой. Я позвонил. Никто не ответил. Я спустился к охраннику, поинтересовался, не выходила ли из дома Браташ. Затем мы позвали старшего по смене, вызвали коменданта ТСЖ. В машине у меня лежали запасные ключи от ее квартиры. Но я ими практически не пользовался. В этот раз я взял ключи, мы открыли дверь и увидели тело. Вызвали «скорую», участкового и полицию. Приехала следственная бригада, и началось…

— Никита Джигурда бьет себя в грудь, утверждает, что именно он являлся самым близким человеком для покойной. Насколько они были близки?

Дмитрий: — Может, он себя таковым и считал, только последние два года он не появлялся в ее жизни. Допускаю, что Люся созванивалась с Мариной Анисиной, но не с Джигурдой. Я ведь с Люсей находился постоянно, она делилась со мной всем. Расскажу одну историю. В 2014 году с Люсей случилась беда. Она сломала ногу. Ее прооперировали. Моя жена ежедневно носила в клинику Люсе домашнюю еду. Я шесть месяцев возил ее на коляске, потому что она отказывалась разрабатывать ногу. Потом мы выхаживали ее дома. Я возил ее на перевязки, массажи. За все то время, пока Люся лечилась, Джигурда ни разу не навестил ее, не позвонил, не поинтересовался ее здоровьем. Анисина один раз заскочила в больницу на 5 минут. Появился Никита у Людмилы за несколько месяцев до ее смерти.

Людмила Браташ начала выпивать от одиночества.

— Как Людмила Браташ вообще познакомилась с Джигурдой?

К разговору присоединяется супруга Дмитрия, Лиана: — Людмила одно время жила во Франции, там она вела бизнес по авиаперевозкам. Купила себе в Париже квартиру. На каком-то мероприятии она познакомилась с Мариной Анисиной. Девчонки подружились. Джигурды тогда в помине не было. Потом Анисина все чаще стала приезжать в Россию, на телепроекте познакомилась с Джигурдой. Закрутилась любовь-морковь. Решили пожениться. А денег-то особо не было. И своим жильем они еще не обзавелись. Тогда Люся предложила им для свадебного торжества свой загородный дом в Новахове — поселок между Рублевкой и Новой Ригой. Позже Анисина с Джигурдой часто пользовались этим домом. Например, все съемки, которые проводила Марина в Москве в тот период, проходили в доме Люси. Вот так Джигурда стал вхож в дом Браташ.

— Браташ часто помогала чете Джигурда—Анисина?

— Часто. Когда Анисина продала свой дом во Франции, Люся помогла им с поисками квартиры в Москве. Они плотно общались одно время. Люся даже ездила вместе с ними отдыхать в Турцию. В январе 2014 года Джигурда делился с Люсей, что собирается поехать на Майдан, но для этого ему нужны деньги. Попросил у Браташ. Та отказала: «В такие игры я не играю». По словам Браташ, Никита частенько у нее просил деньги на свои проекты. А пару лет назад Марина с Никитой снова обратились к Люсе. Марина просила у Люси 250 тысяч евро на покупку недвижимости в Греции. А еще умоляла быть ее поручителем в банке во Франции. Браташ боялась кредитов, займов, поэтому не пошла им навстречу. Недвижимость они вроде купили. Люсина хорошая подруга в Греции, владелица фирмы по недвижимости, помогла им. Не берусь утверждать, но полностью за апартаменты они вроде так и не расплатились.

— Зачем же Браташ помогала им, если была не уверена в этих людях?

— Люсе было жалко Анисину. Ведь круг ее знакомых так и не принял Джигурду. Многие из окружения Марины не понимали ее выбора. Тем более, претендентов на ее руку и сердце было полно. Возможно, Никита и имел какое-то влияние на нее. Я только слышала, как он приходил и постоянно кричал ей: «Кума. Кума…»

— Людмила была щедрой?

— Не сказать, что Люся была очень щедрой, но близких людей поддерживала. Сколько раз она мне говорила: «Езжай во Францию, отдохни там. Жить будешь в моем доме, я тебе все предоставлю». Но я всегда держала дистанцию. Поймите, мы ведь обычные люди, пользоваться чужими благами нам неудобно. Хотя мы с ней и стали подружками.

Дмитрий: — У нас две дочери, так Люся постоянно твердила: «Пусть девчонки выберут любое место на карте мира и поедут, я им все оплачу». Я ведь с Браташ общался больше 20 лет. За это время мы успели практически сродниться. Но тем не менее субординацию я всегда соблюдал. На людях называл ее по имени-отчеству. Люся действительно много помогала людям. Например, она своей сотруднице оплатила роды в дорогой клинике, второй помогла с покупкой квартиры. Она не отказывала, если ее знакомые в чем-то нуждались. И что далеко ходить, мне она оплатила операцию по замене тазобедренного сустава.

— Браташ действительно была такой богатой, как говорят? Или это уже легенды?

Дмитрий: — У Люси была своя авиакомпания по частным перевозкам. Она взяла в аренду самолеты компании «Космос», которые перевозили космонавтов. Эти самолеты тогда уже мало летали, и они стояли на территории аэропорта. Люся предложила продлить жизнь лайнерам. За свой счет переоборудовала салоны обыкновенных Ту под VIP. И ее самолеты стали пользоваться бешеным спросом.

Лиана: — Люся мне рассказывала, что Березовский именно на ее самолетах вывозил из Чечни пленных. Частная авиакомпания Браташ не простаивала и дня. Работала Люся круглосуточно. Ну и сколотила очень приличный капитал.

Когда-то Людмила Браташ (справа) владела компанией по частным авиаперевозкам.

«Мужчины ею пользовались и предавали»

— Известно, что Людмила Браташ выпивала. Когда она начала пить?

Дмитрий: — Крепко выпивала Люся уже последние лет десять. Сначала стал угасать ее бизнес. Но с ее деньгами и мозгами можно было безбедно существовать до глубокой старости. И бизнес новый открыть. Но она говорила: «Авиакомпанию свою мне уже не потянуть, а чем-то мелким я не хочу заниматься». Мне кажется, пить она стала от одиночества. Она ведь была интересной женщиной, вокруг нее крутилось много мужиков, но все хотели с нее что-то поиметь, любви к себе она не чувствовала.

— Неужели никто не испытывал к ней чувств?

— У нее был мужчина, француз Филипп. Я его хорошо знаю, мы до сих пор общаемся. Его она любила. И он ее. У них могла бы получиться семья, но Филипп ушел от нее. Ему надоели ее бесконечные застолья. Я лично ее возил по ресторанам, фуршетам. Люся всегда была тем самым последним клиентом, после которого закрывали ресторан. Запои у нее случались. Однажды она прилетела из Франции, я ее встречал в аэропорту. Так она не могла на своих ногах дойти до машины. Ее на тележке везли сотрудники аэропорта. И таких историй полно. От нее ведь отвернулись все друзья именно по этой причине. Мало пить Люся не умела. А пьяная Браташ была не самым любезным собеседником.

Лиана: — Столько предательства, сколько вытерпела Люся, врагу не пожелаешь. Она переживала разрыв с Филиппом. Рыдала, что он ее предал и бросил. Ее все предавали. Но тех людей, которые ее предавали, она вычеркивала из своей жизни. Лет 20 назад ее обворовали — из сейфа украли деньги и драгоценности. У нее тогда была квартира на Кутузовской. Люся знала ту девочку, которая ее обчистила. Но заявление в полицию писать не стала. Пожалела ее детей. Но общение с той мадам сразу прекратила.

— Почему Браташ не родила?

Лиана: — Детей Люся хотела, но, видимо, не получалось. Однажды она показала мне фотографию двух девочек. Им было лет 7–8. Она их присмотрела в интернате. Думала удочерить. По какой причине передумала, не знаю. Отсутствие детей — еще одна личная трагедия Браташ. Но она не говорила на эту тему. Возможно, поэтому так любила чужих детей. У нее ведь было аж 5 крестников, которых она баловала, заваливала подарками.

— Она понимала, что спивается?

Дмитрий: — Конечно, понимала. Я ей говорил: «Людмила, с твоими деньгами можно от любой болезни вылечиться». Мы предлагали ей лечиться, но она отмахивалась: «Это все разводилово». Она ведь даже врачей к себе не подпускала, когда ей капельницы хотели ставить.

— Джигурда говорит, что пить она стала последние годы. Может, он не знал истинного положения дел?

— Все он знал. В 2012 году Люся ездила с Джигурдой и Анисиной отдыхать в Грецию. Марина мне звонила оттуда: «Дима, что делать? Люся голая в номере, лежит на полу вся в синяках и пьяная».

— Пьяную Людмилу можно было склонить к каким-то поступкам?

Лиана: — Люся была очень требовательная и упрямая. Она всегда делала только то, что хотела, никогда в жизни никого не слушала. Была очень принципиальная. И всегда контролировала все в любом состоянии.

— Наркотиками она не баловалась?

— Она всегда говорила мне, я буду пить сколько хочу, но я ни разу в жизни не курила, не пробовала наркотики. Этим она гордилась. И в этом отношении была кремень.

Браташ с Павлом Буре (слева)

«Из сейфа пропали 250 тысяч евро, драгоценности. Также украли документы на московскую недвижимость»

— Давайте восстановим хронологию событий. Итак, Никита Джигурда на два года исчезает из жизни Браташ и вновь появляется накануне минувшего Нового года.

Лиана: — Джигурда и Анисина объявились в декабре прошлого года. Дело в том, что Люся всегда готовила подарки своим пяти крестникам. Для детей Джигурды, хотя крестной она была лишь одному из них, у нее за два года скопилась куча подарков. Они лежали в коробках в комнате. В конце декабря к Люсе домой приехала Марина. По словам Браташ, Анисина жаловалась ей, что совсем нет денег, детей во Франции не на чем возить в школу. Марина тогда попросила, чтобы Люся отдала ей свою машину в Париже, чтобы было на чем малышей возить.

Дмитрий: — Я приехал к Браташ 21 декабря. Люся с порога мне сказала, что подарила машину Марине. Ну, подарила и подарила, я посоветовал только переоформить автомобиль на Анисину, чтобы Люся не платила налоги.

— Вы хорошо были знакомы с Анисиной и Джигурдой?

— Мы хорошо были знакомы. Нормально с ними общались. Ранее не возникало конфликтов. Никита мне всегда странным казался, но не более того. Все изменилось после Нового года. 27 декабря Джигурда позвонил мне: «Мы Люсю на Новый год к себе забираем, чтобы ты отдохнул на праздники». Я удивился. Меня Людмила и так отпустила до 10 января. На праздники мы с супругой собирались поехать к теще в Брянск. 1 января, перед отъездом в отпуск, я заехал к Браташ, так как в ее гараже оставил душевую кабинку — подарок теще. Меня встретил охранник: «У Людмилы со вчерашнего вечера находится Джигурда». Я поднялся в квартиру. Меня встретил удивленный Джигурда. Люся лежала на кровати в спортивном костюме. Никита подхватил Браташ под руки и стал нести какую-то ересь типа «Люся у нас вчера ангелом была». Я пригляделся к Никите, вроде трезвый. Поэтому у меня никаких дурных мыслей не возникло. Я оставил их и уехал домой. Вечером того же дня мне снова позвонил охранник дома, оповестил, что Люсю куда-то увозят. Я рванул к Браташ. Открыл дверь. В доме — одни собаки. Это показалось мне странным. Ранее Люся никогда не оставляла собак одних. Если отлучалась надолго, животных отдавала мне. На всякий случай я решил проверить сейф. Достал запасной ключ. Люся полностью доверяла мне, поэтому я знал, где находились ключи. Открыл сейф, а там пусто.

— Что хранилось в сейфе?

— Там было около 250 тысяч евро наличными и драгоценности. Сама Люся оценивала содержимое сейфа в 600 тысяч евро. Я начал звонить Анисиной, Люсе, Никите. Телефоны были недоступны. Позже со мной связалась Марина, которая находилась в тот момент во Франции. Обещала разобраться с ситуацией. Я немного успокоился. Забрал Люсиных собак, и мы с женой уехали в Брянск.

Лиана: — Когда я узнала, что сейф пустой, сразу подумала — здесь дело нечисто. Зная Люсю, можно было предположить, что она могла подарить тому же Джигурде деньги, но чтобы отдать все содержимое сейфа кому бы то ни было и остаться ни с чем — это не про нее.

Дмитрий: — Люся никогда не разбрасывалась деньгами, даже по пьяни. В любом состоянии она считала деньги.

Лиана: — В состоянии алкогольного опьянения она могла забыть, куда положила кольцо, сережки. Муж иногда возвращался от нее со словами: «Сегодня весь день искали браслет. Нашли», «Потеряли сережки. Нашли». Единственное, что Браташ не нашла, так это дорогое кольцо. Пропало оно в Турции, во время ее совместного отдыха с четой Джигурды. Люся тогда подумала, что положила украшение в карман спортивного костюма, оно и выпало.

— В том сейфе хранились последние сбережения Браташ?

— Нет, еще были счета в банках. Но Люся все равно не отдала бы дорогие часы, кольцо с бриллиантом 5 карат.

— В итоге вы нашли Людмилу?

— 2 января позвонила Анисина, сказала, что Джигурда определил Люсю в закрытую клинику, где ее полечат от алкоголизма. Позже мы узнали, что Браташ поступила в клинику только вечером 3 января. Где она была два дня — неизвестно.

Дмитрий: — С клиникой тоже вышла странная история. Когда я поинтересовался у Джигурды адресом больницы, он наотрез отказался называть его. Вот тогда я заподозрил неладное. Связался с сестрой Людмилы, Светланой, которая живет в Белоруссии. Оповестил ее, что из квартиры Браташ пропали деньги, саму Люсю Джигурда увез в неизвестном направлении. Света приехала в Москву, и 5 января мы вызвали полицию. В тот же день мы обнаружили еще одну пропажу — исчезли документы на московскую недвижимость Браташ.

Драгоценности, которые пропали из сейфа Людмилы Браташ

— Джигурду вызывали на допрос?

Лиана: — Его проверили и отпустили. Люся же дала о себе знать только 8 января. Она позвонила сестре и сказала, что через пару дней вернется. Но в назначенное время мы ее так и не увидели. Тогда Светлана снова обратилась в полицию. Попросила разыскать Люсю. Ей ответили, что Браташ в клинике написала записку, будто не хочет видеть сестру. В свою очередь Джигурда отдал распоряжение охраннику дома, где жила Браташ, не пускать моего супруга на территорию на основании тоже какой-то записки якобы от Люси. Тогда же в краже начали обвинять Дмитрия.

— Когда же Браташ вернулась из клиники?

— В общей сложности Люся провела в клинике больше недели. Потом вернулась, отправила мне эсэмэс, чтобы я привезла собак. Я приехала к ней домой и застала Люсю в состоянии прострации. Она еле ворочала языком, казалась заторможенной. Я стала ее расспрашивать: «Что случилось? Ты знаешь, что у тебя пропали деньги и драгоценности? Во всем обвиняют Дмитрия». Она кивнула: «Знаю. В мой дом вхожи только два человека — Дмитрий и Джигурда. Может, я и сама спрятала». Дальнейший разговор не имел смысла. Я понимала, что Люся еще окончательно не пришла в себя. Единственное, что я ей напомнила: «Джигурда сказал, что ты Димку уволила». Она удивилась: «Я никого не увольняла». На том мы и распрощались.

— После того как Браташ вернулась из клиники, где был Джигурда?

— Джигурда с Анисиной не отходили от Люси ни на шаг. Все время находились рядом с ней в квартире. Никого к ней не подпускали. А в первый день после возвращения Люси из клиники Никита купил ей сидр: «Немножко можно». Сестра Браташ Светлана, которая еще не успела уехать обратно в Белоруссию, нам все это и рассказывала. А 17 января Джигурда практически выпроводил Свету из дома.

— Джигурда обращался в полицию по поводу пропавших денег?

— Он вызвал полицию. Требовал от Людмилы написать заявление, что мой супруг ее обворовал. Люся отказалась. С нами Браташ тогда прервала общение. Мне она звонила редко, и только когда рядом не было Никиты. Он ее не отпускал от себя ни на шаг. Только 28 января мне пришла эсэмэс от Люси: «Приезжай с Димой. Никита уехал во Францию». А 30 января она написала супругу: «Дима, 100 процентов это не ты. Джигурда нахимичил». Мы сохранили это сообщение. В ближайшие выходные мы приехали к Люсе. Браташ уже окончательно пришла в себя. И по-деловому спросила: «Рассказывайте, что здесь было».

На основании такого завещания Никита Джигурда намерен бороться за наследство покойной Браташ

«Никита не интересовался, где и во сколько похоронят Люсю. В это время он раздавал интервью»

Лиана: — Мы рассказали ей все с самого начала. Люся, в свою очередь, поведала, что деньги пропали не только из сейфа, с ее счетов было списано почти 500 тысяч рублей. Она тогда сделала запрос в банки, где и когда снимались деньги с карточек. Выяснила, что 2 января было снято 156 тысяч с одной карты, 200 — с другой и 120 тысяч — с третьей. Также она попросила просмотреть камеры видеонаблюдений, которые установлены над теми банкометами, где снимались деньги. У нас сохранились эти съемки. На снимках — Джигурда и его водитель. Никита позже поведал, что снимал деньги, чтобы оплатить лечение Людмилы в клинике.

— А где он взял код от карточки?

— Коды хранились в сейфе. Также Люся пыталась получить счет из клиники за свое лечение. Отправляла туда запросы. Но ответа так и не получила. Кстати, когда мы спросили Люсю, правда ли ее там лечили от алкоголизма, она сделала круглые глаза: «Мне там делали масочки, массажи, и все». Позже выяснилось, что клиника, где лежала Люся, специализируется на программах для похудения.

Дмитрий: — Когда я сказал Люсе, что помимо денег и драгоценностей из ее кабинета пропали еще документы на квартиры, она была в шоке. Мы в считаные дни стали восстанавливать документы и проводить операции, чтобы с недвижимостью никто не смог совершить никакие сделки. В отсутствие Джигурды Люся встречалась с влиятельными знакомыми, консультировалась по всем этим вопросам. Она составила опись пропавшего имущества и собиралась идти в полицию писать заявление. Всю собранную информацию — выписки из Сбербанка, съемки видеокамер — она скопировала на флешку и отдала мне: «Пусть у тебя тоже будет».

— Марина Анисина была в курсе произошедшего? Она ведь находилась во Франции.

— По словам Люси, она звонила Анисиной, рассказала ей про свои подозрения. Маринка ответила спокойно, мол, если Никита забрал деньги, она с ним разведется. И все. Мы предполагаем, что Анисина могла все знать. Например, когда сестра Браташ искала клинику, куда положили Люсю, то звонила Джигурде. Тот кричал в трубку: «Ты опоздала, все уже переписано на нас. Ты вообще никто». Света тогда связалась с Анисиной. И та повторила те же слова, что и Никита. Тогда-то мы и поняли, что Марина в курсе дел Никиты.

— После поездки во Францию Джигурда связывался с Браташ?

— Никита больше не связывался с Людмилой. Не приезжал и не звонил. И знаете, в чем загвоздка всей этой истории? Люся так и не успела написать заявление в полицию. Так что тому, кому достались драгоценности и деньги, крупно повезло. Я никто Браташ и не имею права писать заявления. Сестра Людмилы никогда не видела содержимое сейфа. Поэтому тема кражи сама собой закрылась.

— Вы помните, что делала Людмила Браташ за день до смерти? Может, заметили что-то странное в ее поведении?

Лиана: — 14 февраля она позвонила нам утром и попросила приехать в гости. Жаловалась на головную боль. Мы тогда поняли, что она снова начала выпивать. Люся попросила мужа привезти бутылку белого вина. Мы привезли, иначе бы она заказала через Интернет ящик водки, как это делала обычно. В тот день она была странная, заметили, что с похмелья. Жаловалась, что плохо себя чувствует. Перед уходом Люся сказала супругу: «Дима, до завтра». И мы уехали. На следующий день Дима, как обычно, к 10 утра приехал к Люсе. Дверь ему никто не открыл. Люда была мертва. И вскоре Джигурда начал раздавать интервью, в которых обвинял в смерти Браташ моего мужа. Говорил, что Димка ее обворовывал, пичкал наркотиками, насиловал, что он переоформил все документы по недвижимости на себя и так далее.

— Лично Джигурда связывался с вами после смерти?

Дмитрий: — Он ни разу не связался с нами. Не высказал соболезнование и сестре Люси.

— Правда, что его не пустили на похороны Браташ?

— Джигурда не интересовался, где и во сколько будут похороны. Траурными мероприятиями занимались мы и сестра Люси. Похоронили Браташ в нашу семейную могилу, у нас было одно место. Похороны прошли тихо. Присутствовали некоторые ее сотрудницы, родственники и наша семья. Друзей у Людмилы уже под конец жизни не осталось. Ее бывшие партнеры по бизнесу были в курсе, где пройдет панихида, но никто не пришел. Пока мы хоронили Люсю, Джигурда продолжал обвинять нас в ее смерти через СМИ. Помню, он возмущался, что мы, дескать, хотели кремировать Люсю. Что за бред? Следователи нам сразу пояснили — тело из страны вывозить нельзя, не то что кремировать, потому что возможна эксгумация, слишком большая сумма наследства на кону, что угодно может случиться. Люсю ведь изначально планировали похоронить в Минске, в родовой могиле. Не получилось. Следователь даже паспорт Людмилы ее сестре не отдал, сказал, что в морге может произойти с документом что угодно. Паспорт остался в деле. Свидетельство о смерти мы выписывали по справкам из полиции.

— Сегодня Джигурда заявляет, что является наследником всего состояния покойной. Могло случиться, что Людмила действительно оформила на него завещание?

Лиана: — Люся на сестру не писала никакого завещания. Всегда говорила: «Зачем? Все равно все достанется сестре, она моя ближайшая родственница». Незадолго до смерти Люся сказала мне, что знает — Никита претендует на ее квартиру во Франции. Люся даже думала оформить дарственную на его сына. Понимала, что ее сестре Светлане эта недвижимость не нужна, она не сможет ее обслуживать. Но вроде никакого завещания она так и не написала. А тем временем Анисина вроде как уже с апреля месяца живет в ее квартире во Франции.

Дмитрий: — Я не сомневаюсь, суд разберется, насколько подлинное завещание на руках у Джигурды. Никита утверждает, что Браташ написала его шесть лет назад, когда находилась в Америке. Но она в то время не выезжала в Америку.

— На какое состояние претендует Джигурда?

— На все. Это три квартиры в Москве. Каждая стоит порядка 2 млн долларов. На счетах у Люси осталось порядка 800 тысяч евро. Сестра покойной Светлана должна была вступить в наследство 14 августа. А 12 августа Джигурда принес в суд и свое завещание. Почему он молчал столько времени? Тоже странно.

— Почему во всех смертных грехах Джигурда обвиняет вас? Вы ведь не претендуете на наследство?

— Я могу лишь предположить. Просто так случилось, что в какой-то момент я разрушил его планы. Если бы я не вернулся на праздники в Москву, возможно, до 10 января Люсю обработали бы, и она переписала бы недвижимость на того, кого нужно. Но я приехал, вызвал из Белоруссии сестру, обратился в полицию, поднял шумиху, и дело закрутилось. Возможно, Джигурда не простил мне этого.

Автор: Ирина Боброва