СМИ поторопились: Нотр-Дам-де-Пари не сгорел! Хватит причитать и давайте разбираться!

1192

Наверное, огромное количество редакторов и журналистов утром 16 апреля испытали жестокое разочарование — трагедия европейского, если не мирового масштаба, вдруг закономерно превратилась в местечковое происшествие.

Но стараниями прессы уже раздутое до неведомых высот и теперь надо как-то выкручиваться, объяснять честной публике, почему Собор Парижской Богоматери, несмотря на эффектные и душераздирающие кадры, вовсе не разрушен. И что зря были слезы, эмоции и истерики. Мы решили взять на себя роль правдоруба и озвучить интересные факты.

Этот снимок сделан утром, 16 апреля. Пожар только потушен и мы видим… почти целое здание.

Вот так ярко горело накануне

Но все еще стоит, как и все 900 лет до этого

А вот «Северная роза», витражная стена, которая была рядом с эпицентром пожара. Тоже выстояла, к счастью.

Почему вообще случился пожар в таком важном месте?

Крепкие леса, надежные, видно — к реставрационным работам подошли по-современному. То есть, с экономией денег и привлечением дешевых кадров. Нет, руководили работами знатоки, а вот кто собирал конструкции, кто держал сварочный аппарат, кто следил за безопасностью?

По отечественным стандартам на подобных объектах запрещено использовать деревянные конструкции при ремонте, а на каждом этаже вспомогательных лесов должен быть огнетушитель. Минимум. Очевидцы же говорят, что огонь начался как раз в области лесов и никакой противопожарной системы там не было. Сэкономили.

Наверное, французский прораб рассудил так: леса хорошие, остальное все равно ремонтировать. И оказался прав — леса выстояли в огне, а сгорели только уникальные деревяшки 800-летней давности.

Почему так долго тушили?

Во-первых, у пожарных был план действий, который разработан для каждого такого старинного здания. Нельзя взять и выломать топором дверь, которая сама по себе произведение искусства.

Во-вторых, им все мешали — журналисты, политики, местная городская власть, знаменитости, просто зеваки. От пожарных требовали всего и сразу, огонь потушить, реликвии на руках вынести, иметь бравый вид в кадре и докладывать президенту и мэру каждые 5 минут. Нервирует.

В-третьих, это центр города — тяжелая техника через пробки пробирается с трудом, места для работы мало, а давить старинные газоны в туристической области рука не поднимется.

В-четвертых, здание огромно и по современным меркам, а 400 человек — это все таки много и их действиями нужно руководить. Нельзя, как в компьютерной игре, нажать кнопку и все сразу потушить большим количеством юнитов.

В-пятых, если посмотреть по часам, то тушение длилось очень недолго. Но зато СМИ каждые четверть часа выдавали в эфир «Рухнуло!», «Сгорело!», «Все пропало!», чем и создали иллюзию беспомощности пожарных.

Где была пожарная авиация?

Многие лидеры стран отреагировали на событие, а Дональд Трамп, американский главный, и вовсе сразу в приказном тоне отписал в твиттер «А ну, быстро пригнали пожарную авиацию и все затушили!». Намекнув, что французы — лентяи и бездельники.

Да вот только откуда знать целому президенту, что при падении с высоты да на скорости вода превращается в метательное оружие? Да, рассеивается, но удар все равно будет неслабым. Это если современный бетонный небоскреб тушить, так пожалуйста, он и прочнее, и ремонтировать проще, а тут — хрупкая старина.

Вода, оказывается, тяжелая

Когда говорят, что вода легкая, 1 литр весит всего 1 кг, то как-то не задумываются, что 1 куб. м или 1000 л = 1 тонна веса. И вот из такого шланга, как у парня на картинке, она легко наливается за считанные минуты. А из такой махины, как на фото ниже — за секунды, причем бьет с такой силой, что можно камни резать. А потом вся налитая вода начинает давить на перекрытия всем своим весом и те трещат.

Крышу жалко

Пожарные знали, что крыша собора — деревянная! Мощный, но уязвимый каркас, снизу которого лепнина, а сверху кровля. Никто из посетителей никогда её не видел, она целиком спрятана внутри конструкции. Она, именно она и горела!

Если бы на нее сбрасывали воду или заливали с брандспойтов, крыша бы под этой тяжестью рухнула очень быстро. И тогда распространение пламени уже не остановить, поэтому и не трогали. Кстати, отлично видно, что сгорела только крыша — ничтожная часть всего величественного собора!

Стены тоже не резиновые

Шпиль, который сгорел и сломался, оказался новоделом — его только в XIX веке приделали, когда собор уже простоял более 600 лет. То есть, грубо говоря, не очень-то и жалко. В отличие от основных стен, которые на проверку оказываются весьма хрупкими и… пустыми внутри.

У средневековых мастеров было мало материалов, при помощи которых можно возвести столь высокие здания, не переутежеляя их, поэтому собор — чудо архитектурной смекалки. Если бы его начали заливать водой, остатки древнего раствора вымыло, а стены бы набухли и свалились под собственной тяжестью. Это строго запрещено уже несколько десятилетий, но откуда об этом знать зрителям на улице?

Что спасли, а что сгорело?

Пожарные не трогали крышу, по описанным выше причинам, но сосредоточились на башнях и внутренних помещениях. Как следствие, сгорело всего ничего — деревянный каркас крыши и несколько перекрытий. Да, теперь вместо крыши — дыра в звездное небо, но на дворе уже весна, не так страшно.

Зато цел уникальный, самый большой в стране орган, цел алтарь, целы почти все гигантские фрески и витражи, целы колокола на башнях! Внутри даже копоти на стенах минимум, стулья лишь припорошены грязью, поэтому Макрона и пустили еще когда догорало, не опасаясь за него.

Интересный факт — важные статуи с крыши сняли на реставрацию буквально за неделю до пожара. Все реликвии вывезли в Лувр в первую очередь. Пожарные спокойно спасали то, что нельзя эвакуировать — гигантские архитектурные и культурные элементы, отдав огню то, что спасать смысла нет — старую древесину.

В итоге французы получили не «катастрофу века», а лишь подгоревший собор, что можно было считать чудом. Но нет, это просто отличный труд профессионалов.

Финансовый вопрос

Когда в позапрошлом веке собор пришел в настолько плачевное состояние, что внимание к вопросу привлек Виктог Гюго в своих книгах, денег на реставрацию тоже не нашлось. Помогли меценаты, например, архитектор Эжен Эмманюэль Виолле-ле-Дюк отразил себя самого в некоторых новых статуях.

А еще есть легенда, что один из витражей оплатили парижские путаны, чтобы очистить совесть и покаяться. В новом, XXI веке, фокус не сработал — реставрацию постоянно откладывали из-за отсутствия финансирования. И нужно-то было всего, по одним оценкам 80 млн. евро, по другим 125 млн.

Теперь же, после пожара, умело поданного СМИ как величайшую катастрофу современности, от желающих дать денег проходу нет. Первейшие богачи Франции соревновались, кто с барского плеча кинет больше — 100 млн., 200 млн., а я материалов подарю, а у работу реставраторов оплачу!

Более полумиллиарда евро собрано в первые сутки и более 700 млн. на вторые. Мы не будем рассуждать, кому это было выгодно, сколько теперь смогут «распилить» на ремонте собора и кто вообще виноват в том, что произошло. Выводы вы сможете сделать и сами.

Источник